• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:28 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
Эдвард Руки-Ножницы - лес

я уже никогда не увижу рассвет.
через стебли травы
пытаюсь смотреть
вперёд,
этих жалящих ос с избытком хватило на всех,
я последний.
но скоро придёт мой черёд

когда спящее небо окутали облака
на месяц и звёзды заботливо положив плед,
наш отряд сквозь ряды врага поскакал,
чтобы в полном составе исчезнуть во тьме.

шли,
цепляясь за колючие пальцы ветвей.
кони ржали,
там, позади,
их не возьмёшь с собой в лес.
ночь вдыхала в себя по чуть-чуть этих странных людей,
ночь пила без остатка их глаз настороженный блеск.

лишь дойти, донестись, добежать, доползти!
передать ожидающим ротам командирский приказ
и не думать о том, что в чащобе все ляжем костьми.
думать только о том, что другие погибнут без нас.

я уже никогда не смогу увидеть рассвет,
буду помнить смех пуль
и надсадный обрывистый треск.

через пух облаков ухмылкою месяц глазел
и шептал умирающим сказки обманчивый лес.

я хотел бы дойти,
но, увы, не дошёл.
не успел и не смог - всё провалил.
у врага глаза неживые как шёлк
голубых васильков средь зелёных долин,

незнакомая речь и в руке пистолет
в камуфляже своём стоит будто леший
на небесную гладь неожиданно капнул рассвет
растворившись во взгляде моём,
остекленевшем.

22:23 

предосень.

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
кончается жаркое лето
и осень в золото одетая
первым числом скоро капнет с календаря

да только както уже по хуям.

солнце ведь светит всё также
и маршем на землю движутся его лучи
а пить луну напополам с тоскою из лужи-чаши
в грязном дворе

я
не вижу причин

как в детстве буду радоваться прелой мертвичине
одетой в красно-жёлтый мундир
ищи меня в юности, там я мил и невинен

здесь и сейчас - часто почёсываю муди.

да пошло оно на хуй, счастье
в этом буром месиве листьев и проводов
я может быть в этом марафоне и не участник,


но выбором своим вполне доволен зато.

22:23 

шляпа часовщика.

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
вселенная смеётся -
мир стал нищим.
ведь звёзды тут
певцы и певички
вселенная хохочет
мир стал убогим
ведь ничего проще
в бегепроебат безногим,

и теперь
нет ни звёзд ни небес
беззубый рот раззявила бездна
в этой стране дураков есть поле чудес
но нет объезда,
нет ни принцев ни нищих,
есть пидоры и мудаки

и каждый всю свою жизнь ищет
причины чотб быть именно таким,

нет ни чести ни правды

это всё фикция

у меня лишняя совесть - берите даром
и в довесок мои нелепые принципы

нет ни счастья ни горя
и человек - понятие эфимерное
хотя, это всё возможно пустое,
я просто сильно устал,
наверное.

19:30 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
ЭРНВП - капля никотина убивает лошадь, но я же не лошадь.



любовь прошла завяли помидоры
стихи разорваны
и мысли вздор
а мы на разных концах коридора
топчем несуразный ковёр
это падение позорное
решено прекратить теперь.
куплю батарею - настанет оттепель
и изморозь прилипшая отвалится со стен

отпойте тело, святой отец,
мой дух воскрес.

я больше не болен, нашёл панацею
и чары рассеяны,
уже не растение я
а в комнате моей недавно стало светло,
просить прощения? у себя лишь
и на другой стороне медали
сверкает спасением
моё ебло.

я свобода
свой собственный бог.

и не выведу тебя к новому утру,
закопав гдето под лобней
-не вспомню подробней
где спрятал труп-
сижу курю,
сигаретой как точкой
замкнётся этот порочный круг
сегодняшней оттраханой в жопу ночью
в окружении мерзких халуп.
я ведь любил тебя, между прочим,
но ты сама говорила
"всё когда нибудь кончится"
видишь, как мило
ты и тут оказалась права,
ктото прёт под колёса любви дебильно
ктото мудаковато лезет головой в жернова.

но пора жировать
начиная жить заново

и знаешь я не буду рыдать
в кошмарах видя твоё лицо
наша дорога кончилась,
перекурю пока на обочине,

вот и всё.

22:16 

продолжаю битву за карамзина

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
солнце спустилось свечкой в колодец,
рядом с гаражами живые трупы кололись
дети таскали детей в подоле
мир превратился в подполье,
когда
маленький миша мечтает о коле
маленький витя мечтает о боли
маленький саша завтра в небе потонет,
я же пойду путями окольными -

в этом подвале мы только
мир давно каждого вытолкал
будто резиновая кожа иголку
в окрестностях выборга.
я же связал тебя, милую, нежно
сижу, готовлю инструментарий
можешь не прятать свою промежность
за грязными от страха трусами.

знаешь, у каждого своя цель,
ктото охотник, а ктото жертва
станет для всех очищения панацеей
смерти вулканное жерло.
мне не нужна твоя плоть и твой страх
если что не так, люди, простите
просто сегодня, как и всегда
мне, ненормальному, нужен зритель.

в темноте как в софитах утопает подвал,
и даже металл в себе кровь удержать не смог
смотри как на лезвии скальпеля расцвела ржа
будто в тайге как ковром - мох.
привычно бояться стерильного, чистого
бояться грязного - фу, хуйня,
а люди при этом мрут не от выстрелов
а от бытовухи каждого дня.
смотришь, забавно сидеть на стуле
зная что лезвие кусать не будет
зная конкретно как псих поступит
себя педантично разложив на блюде.
вот вуаля
уличная магия,
пожалуйста. руку ножовкой?
хоть больно,
но готов завсегда
приложить старания
и в ситуации самой лажовой
зрители буду довольны,

хруст, треск, какофония
полураспада,
и ухлюпчиво сбивчиво
чпокает барабан
в сложной симфонии смерти
мажора и задарма нам не надо
а минор,
тебе лично,
я весь сегодня отдам

с птичьим щебетом проснулся рассвет
также тёмен забытый подвал
я сижу, я стекаю тихонько во тьме
ты сидишь ни жива, ни мертва.
всё так как хотел, по порядку, педант я
и смеётся время нам в след
ты испачкала своё милое платье


во мне.

00:49 

есть так

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
сначала кроличья эпопея
после - великая битва джедаев
Татьяна умышленно бросила время
чтоб то топталось за дверьми, ожидая

сумерки плавно сменились рассветом
сегодня сменило имя на завтра
легкие с трепетом ждали дым сигареты
купленной на автозаправке

и стая навечно к руке привязанных
и при этом свободных, порхающих птиц
следила за бледными звёздами-язвами
и снегом, хлопьями валящимся вниз.

утро скатилось на плечи как волосы
как недонесённый до носа колпак
Танечка ехала ехала в мир на автобусе
с утра раннего работать на банк

дышавшее утром утро рассветное
кокон её пробить не смогло
ведь она излучала мягкое, летнее
приятно-людское, живое тепло

20:38 

коал чамбер

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
батрефлай ин зэ джар
батерфлай ин зэ джар
батрефлай ин зэ джар
соу брэсслэсс!

гет аут оф май роу боат!

19:11 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
первый раз изменил лицо себя ещё в школе
решил - таким как я быть не стоит
пустое,
ведь перспективнее наносное,
настоящее?
ему место в анналах истории,
начав растворяться среди новостроек
одинаковых,
ну и нахуй их,
у меня будет своё на выбор -
глянцевое, матовое,
вытащу со стеллажей, как доширак в супермаркете.
так искомое медленно вытесняло
исконное
тёмной ночью его тихо вынес из комнаты.
и спрятал в зеркале
теперь то никто и не вспомнит,
как было ножом вспорото
живое, кровоточащее,
от этого бледное
сначала маска сидела пакетом, после - ящиком.
позже привык и стал вроде бы даже цельным
расщепил позже на атомы, то что было вторым, а не первым
понял по дурацки, на собственном примере
как лицо искажают наносные истерики,
перемерял впоследствии масок центнер
не подходили,
частично были лица предателей и подхалимов
частично пугала отзеркаленная картина,
ведь ней растворился тот, кто был чьим-то сыном.

так и шёл из пакета вытаскивая
упаковки с масками,
замазывал поверхностное красками,
не замечая что меняю внутреннее,
которое пухло будто гнойный волдырь.
я думал, если всё стереть в пыль -
я победил,
а сейчас хочется стать собой самим
только как быть собой я забыл

17:25 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
в том вся суть, что сути нет
все мы потерялись в лесу,
или на дне ли нами наелись канибаллы-недели
и из под кожи нити костей белея
тянулись пристыженно к небу
будто к спасителю на кресту,
этот мотив был преступен.

в том вся суть что сути нет,
она смылась говном в гальюне на том корабле
что плывёт в никуда,
сквозь просторы пространства и сквозь года
сквозь жизни свои и чужие,
и это корабль может быть суть,
а может быть лишь рисунок на песке
говорят что нас здесь нет, но мы есть здесь

на улице, в квартире, в подъезде
попёздывая вечерком на лестнице
вдруг окажется что ты знаешь ответ в глубине,
но не хочешь его осознать,
просто похоже, что сути нет,
и ноги почти достали до дна.

а нам плыть на этой посудине до седин
до осени плавно перетекающей в зиму,
в весну и кажется снова - солнечный диск
вытянет нас из этой трясины,

17:25 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
семён:

я ушёл хлопнув дверь сгоряча,
я ушёл - трудно было смолчать.
с неба капает дождь - моча,
заливая домашний очаг.

не такого искал я счастья,
жаль бывает подобное часто
что избранница - полная дура,
и стихи, что мучительно писал ночами -
низкопробная макулатура.

ветер задувал с моря на сушу,
Ялте будто шептал о насущном

*ветер с моря дул ветер с моря дул
нагонял беду нагонял беду*

и так, напевая, бреду как в бреду
с единственной мыслью - в пизду
её больше ни ногой.
я уже не её дорогой,
отныне я никакой.
мир
и
покой.

*разыгралась буря не только на небе
ведь внутри квартиры шквал уже не невидаль,
семён шёл вперёд ковыряя души баребухи
что было - к лучшему, не стоит душевного трепета
эта перда.
там в квартире урчит ураган
и девятый вал набегает
до сих пор, аномальная зона, тайфун
но всегда выручала мужчину нога
метко бьющая по еблу,
как приду так и сделаю - думал семён
семён был уверен, что он точно силён.*

диман:

давно пора бы поднять бабла мне
иду в парадную к первой палате.
да как не понять-то - нет денег снова
ты нос к дикарям - у них всё обосновано:
первый месяц - "только приехали".
перемесят время говном и потехами
денег за жильё, за кров - ни копья* (копейка)
и на пару здоровски так пиздят
бедный я, хоть и пьян.
месяц второй - таже история
"семён занятой. а я безработная"
и беззаботно, ресницами хлопая,
за отсрочку расплатилась телом и похотью
*видно на говнюка её похуй ей*
но сегодня дичайше нужны бабосы
и если нет их - быть им обоим обоссаным,
у александара косинова, друг мой, хоть он и мудак
на столе, в холодильнике, в черепушке - еда.
у друга моего косинова александра-та
есть деньги, хоть мыслей как у питекантропа,
всё решено - сегодня его посрамлю я
и выпью пивка из ларька, красуясь.

*ломлюсь в дверь как варяг,
напротив прохода анька вся на соплях
тушь потекла, помада размазанная к хуям
не прибавляла ей привычный статус и шарм*

анька:
ушёл? ну и на хуй, в пизду,
что зря я рисуюсь в блядской
Ялте этой, как в зимнем саду,
возьму билеты до дома,
на родном перестанке сойду
скажу "прости меня мама, я была полной дурой."
а этот то тоже индюк блять надутый
ни счастья простого не дал, ни счастья валютой
пусть дальше ночью мудак втихаря рукоблудит
пусть вместо костылей ему купят ходули,
мечтает жить тварь в коммуне, а сам никому не
даст ни рубля, не подставит плечо бабуле
когда та переходит дорогу - да похуй в общем-то на бабулю
лишь бы пидора этого в жизни крепко надули,
надругались и бросили в этом аду, а хуле
зря подставляла чтоли свою пизду
этому имбецилу и дрозду?

*дверь настежь, за ней диман
ну вот не хватало, кушайте, нате вам*

диман:
так, слушай,
не перебивай.
и будет лучше
если ты при деньгах,
если же нет - вали ка отсюдова,
я не меценат твоего рода беспутного
и плевать что сопли висят на щеках,
всё поняла? ну тогда ваще как?

анька:
УУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУ
поналезло то бесов под ночь.
нет чтоб меня успокоить, помочь
гонишь прочь - ну и ладно гони
под мостом лежит бомж, лягу под ним!
все мужики козлы права была мама!
сдохнуть бы лучше оргазменно пьяной.
сдохнуть бы лучше и погрузиться в нирвану
чем позволять волосатым рукам меня лапать
ну чо уставился. мил кавалер?
что оробел иди братка на хЕр.

*вот тебе и анька в новом платье
раньше в лексиконе была аккуратней,
да только диман тоже не лыком шит
быстро из ширинки болт достал, кажись*

анька:
ой испугал *фэйспалм*,
перевидала я огурцов
этот даже меньше чем у сашки косинова,
хоть тот жесткий обсос,
хер то хоть вырастил, а у тебя не дорос,
да к тому же покрылся коростой и тиной
ну что, пидорас, будь здоров, подходи
застыл как статуя? ясно. кретин,
свинья, мудоёб и скотина.
тебя умАлять мне не нужно - итак мал
забыл чтоли тогда как штаны снимал?
я чуть не смеялась, "приплыли" думала
видно и в правду любовь - беззубая,
опять растерзаешь меня? *едкий смех*

*диман попустился,
диман ОХУЕЛ,
пока анька чтото грозно хрипев
надулась как помидор.
сейчас, говорят, будет припев*

даже санька косинов, великий психолог
не выкупит в этой хуерыге прикола
пьесы писать вам будет мольер
я как и анька пошлю вас на хЕр,
ишь развелось поэтов-бойцов
да и я в этом деле полнейший обсос
но что пишу не зову я стихами
можете смело смеяться и хаять
меня за мой небольшой манифест
ишь ты подлец в стихобаттл пролез
отправлю письмо - пойду остригу патлы
и болт положу на поэтов и баттлы
в которых нужно поэтичнее пёрнуть.
не ребята, ну блять вас к чёрту
и как дворовая пьянка не перерастёт в светский раут
так и я сознательно сливаю раунд
хоть мог бы потужиться, сделать мило до рвоты
но как то внезапно нашёл я работу
и меня также внезапно сбил грузовик.
чувак, я верю в тебя, победи - ВИЗАВИ!

21:59 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
Всё Пиздато - стрелок.

"я целюсь не рукою.
тот, кто целится рукою забыл лицо своего отца.
я целюсь глазом.

я стреляю не рукою.
тот, кто стреляет рукою забыл лицо своего отца.
я стреляю рассудком.

я убиваю не выстрелом из револьвера.
тот, кто выстрелом убивает забыл лицо своего отца.
я убиваю сердцем." (с) с.кинг


как небо вылинявшее глаза твои светло синие
не рожденный никогда
Роланд из Гилеада.
я говорю спасибо тебе.

___глаза
сколько с тех пор утекло воды
сколько материнского молока
только мир не станет снова молодым
и не засмеются облака,
если силу плотью обласкав,
дать улыбке вылиться в оскал,
обезумев в душащих песках
продолжать искать.

и так сотни лет
каждый сам по своему отвергнут
только лишь писать следами на песке
историю своих побед.
историю своих проблем.
историю своих смертей.

просто уже
не светят звезды нам
и ехидно смеётся луна.
этот мир сдвинулся,
значит,
сошёл с ума.

вокруг разлегся сломанный мир
вокруг кроме пыли смог и мгла
бес-трава, да редкий ковыль
и непрекращающаяся игра в солдат.
дробь барабанов стихнет к утру,
значит снова давить подошвы сапог
и грубый рассвет закатом угрюм
так, что даже болтун-ветер смолк
забыв на место передвинуть облака,

засуха, сэй, и правду, как бы горька
не была, нельзя необоснованно отрицать.
засуха, (грязная) каммала кам
правит в людских сердцах.

поэтому плоской пустыни стол
стал мне почти как дом
и я там,
и мой долг
не часто брызгать свинцом.
не часто рвать на куски
тех,
кто вёл ко мне
безысходность желтых пустынь
и красноцветных камней.

.и мой долг
долог,
пылен как придорожный ковыль,
главное его не забыть.
-его невозможно забыть-

_____рассудок

вновь блеск песка гладь глаз ест
пустыня себя положив на скатерть
скал устало вздыхала пылью -

"еще один живой,
но скоро я влагу выпью
и зацвету, как встарь
раскрасившись в зелёные цвета.
пока лишь ждать."

а пыль давно не скрипит на зубах
скорее неотвратимо сдирает дёсны,
сплюнуть.слюни ли?
сохну - теперь вместо слёз пыль
сдохну?
а может ли сдохнуть мираж
под небом кристально беззвёздным?

-ждать-

на завтрак мясо ящерицы и песок.
сто миллионов шагов прямо на солнце
но упрямо идти вперёд,
оставляя заметаемые тут же следы
у меня есть долг.
и его невозможно забыть.
воспалённые веки пытались спасти
покрытые пыльной коркой глаза,
это бред,
этот мир.
гранью иллюзор
ности
явно за.

чтобы не сойти с ума начал разговаривать сам с собой
-ну здравствуй, последний
стрелок
последний
ковбой.
последний.
один.
давно твои руки в крови?
когда стал таким?
не забыл ли лицо своего отца,
пока мир спасал?
молчи.я и есть ты
и знаю столько слов перевёл на бинты
чтобы не кровоточить потом.
изнутри.
я осведомлён -
ты целишься рассудком,старый друг
но есть ли твой рассудок на яву?
то ли лицо ты помнишь стрелок?

то ли лицо?

-медленно звук вокруг смолк-

то ли лицо,
толи сон,
толи солнце,

пустыня.

и долг.

а тот?

эпилог?

-кто бы спросил сначала, а может и вовсе
я не хотел быть вашим героем?-
упиться бы небом по-детски, без спросу,
но

небо здесь тоже сухое.

шар, пылая надо мною с права на лево
еще один день утащил и еще пару раз еще
постепенно становилось огнеопасным полено тела
такое
подавленное,
но ни такое уже и ничьё.
-жизни не в счёт, Роланд.
это часть долга,
её стоит помнить-

её стоит помнить
еще сто лет c солнцем полночь
еще стонет волк-бриз
и кровоточит порез
где-то внутри -
это сочные, сонные мысли
плоть их рви, чтобы
жажду свою утолить,
чтобы затем, выстояв

-у-бить-

там, вдали
падали года,
а здесь вся масса лет - миг
и многие уж легли костьми -
шли.
высохли лишь
высок риск,
каммала кам.
и хочется звуки пить,
но вокруг тишь,
которая
вовсе не рокот дифирамб.
со временем песок пустыней скрыл
морщинистый лик древних гранитных плит,
со временем за затишьем последует взрыв -
не страшно убить,
когда сам убит.

еслиб в пустыне кто жил
он был бы напуган,
звуками якобы смеха,
раздавшимися в ночи
плавно перетекающей в утро,

-ну что, стрелок,
обмоем почин?-

вот так вдруг
стать тем, кого больше нет
и пусть ветер с песком выедают глаза
и года размягчают скелет
там, на пустоши вызревает побег,
набухает бутон зла
и кто прав как знать?
и казна души давно опустела,
так сквозь тело прорастает сознание
расширяясь до собственного предела.

смог и мгла моего сердца изнанка
казалось бы,
что может быть хуже?
только лишь тот человек кто смог из глаз
украдкой
сделать оружие.

просто никто не прав
и цена высока
и привычно грехами бордовеет закат
и бордовый ландшафт
и бредовый пожар потрясений,
но пока есть сила в ногах
и стучат молоточки в висках
надо
идти к цели.
даже если конец
всё навсегда обесценит.

______сердце.

вечно спать бы
но со временем скомкалась
ранее ровная простынь ландшафта
здравствуй, завтра,
теперь ты сегодня, но и это равновесие шатко
и скоро будет совсем поздно

осталось сделать последний шаг
и уже не убежать назад
не спрятаться в этом умирающем мире.
до мата остался шах
и как знать не мне ли тот мат,
но этот ад точно мне,
изнутри выгорают вены,
но снаружи я еще человек
низменный.

неизменный.

пусть впали глаза и щеки
-еще бы! ведь солнце тоже любит поесть-
ползущий по душащим пескам обреченный
долг меняет на крест.

_тук_
шум в груди утих
боль из груди ушла
а в голове вихрь
пыталась устроить душа.

Роланд, помедли,
чувствуешь, что уже не светят победным
синим цветом твоих глаз льды,
да разве тебе нужно идти?
обожди,
и над пустынями льются дожди,
а ты отдохнув
снова вклинишься в строй
постой,
последний стрелок, ПОСЛЕДНИЙ ГЕРОЙ.

-весь мир стал тюрьмой
и надо найти выход
и надо найти вход,
туда, куда зовёт долг,
я так устал,
погляди-ка, на мне прервётся мой род
стрелков больше нет,
и я скорее всего уже не стрелок,
поэтому должен сдохнуть,
поэтому я найду чернеющей башни твердь
лишь освободив свой дух.
наконец-то смогу умереть.
а пока в песках искать тоску
кто не дарит себя всем, тот скуп
и значит не нужен в этих местах.
моя совесть будет чиста
и как сталь ночь разрежет рассвет
во веки веков,

смолкнут песни богов о том
как сталь у виска
необдуманно стали люди искать
и найдя там, внутри
огромное горячее средце
не сели от его огня греться,

а ушли дикимм путями пустынь,

ради них,
в дождливое время,
сковзь песок рвутся в сухое небо
некрасивые колючки-цветы,

но в основном
также рыж песчаный стол
и всё также трудно идти
человеку,
который никуда не пришёл.

16:59 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
говнович говн говневякин - уходи с моей радуги.



ты воздух которым я дышу,
когда шея в петле.
бабочки в банке - нелепее чем их смерть
мы скоро взорвёмся - шипит бикфордов шнур,
но хотелось бы хоть на после
док, на них сквозь стекло посмотреть.

любовь заполнила комнату
и слепит будто дым
уходи с моей радуги,
уходи
дым выел весь воздух
и стало много любви
уходи с моего поезда
уходи

ты мир которым я живу,
хотя при этом я слеп,
бабочки в банке - нелепее чем их отсвет
скоро всё исчезнет - начнём молиться всевышнему
но это как посмотреть,
ведь каждый
так или иначе оставит свой
индивидуальный след.

любовь заполнила комнату
копоть в легких давно, а не дым
уходи с мой радуги
уходи
заполнила весь объем снаружи/внутри,
а в банке смерть в виде картин
не смотри, я же знаю что я нужен им
а тебе не очень, поэтому не смотри
в глаза развалившейся на кровати вечности
всё это за бред сочти

и не калечь себя
за выбранный кем-то неправильный путь
оставь навсегда тех кто в банке
в ненастоящей, в мнимой.
выбрось из головы, развейся, забудь -
мы сами готовим приманки
в ловушки
для наших
самых
любимых.

01:22 

типа второй раунд хуё моё на картинку такую

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
разбивались о твёрдое небо немецкие асы
чадным дымом взвиваясь в багровое небо
каждый знал что усилия его не напрасны.
не напрасно погибнем на этой войне мы.

всем было понятно давно,
нахлебаемся каши мы,
ну и что, матросики, распахнём
душу,
это ведь РУКОПАШНАЯ!

наши глаза дыму не выесть
тела здоровые ранами не запятнать
мы вам в ответ пулемётные запятые
и восклицательные знаки гранат!

примкнули фрицы штык ножи
до старости видно жаждут дожить
но помогут ли, ты только правду скажи,
те ножи против нашей советской души?!

отжирайся-ка ганс НАШИМ ты ножичком,
не торопись, лопай понемножечку
кортиком в бок - ещё один смолк
и пульсирует мир отдаваясь в висок
осколками лопнувших близко снарядов
и обжареным воздухом ближнего боя
мы раздавим этих арийцеварягов

родину знаете защищать и на море
есть такая работа,
флот в деле. ребятки,
посторонись пехота.!!

идём в атаку
врагов ватага
дрогнув, роняла
трупы на камни
ступали ногами
по каскам линялым
и их черепам
из воздуха силы черпая.
перефразируя Лермонтова
смешались в кучу люди, звери
но наша участь ясна теперь,
поэтому вдалеке, как-то редея,
торжественно бил пулемёт
жаль что нам не застигнуть то время
когда выйдет из наших костей
ПОБЕДА
и восславит советский народ!!!

15:55 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
где трава детвора?

13:10 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
тяжело.чё

12:27 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
вчера я хотел написать как мне тяжело но не написал.
и сегодня не напишу.
всё средне

22:05 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
за окном птичий щебет
играет рассвет
облаками и спектром тонов
а внутри, как в пещере
сидит человек
листая забытый блокнот

вспоминая, как плавно
время летит.
собираясь в итоге в цикл
смотрит матовым
взглядом в слова от руки
в столбики странных цифр.

вот оно!
как поймать этот странный момент
и упрятать его в себя?
но опять метанол
на горсть звонких монет
он в ларьке вчера обменял.

он хотел бы быть там
в этих странных словах
и невзрачных столбиках цифр
жаль, что верят летам
в этих хмурых домах
исчезающие беглецы

и опять как обычно
ночь соблазнив
над землёй воскреснет восход
это просто привычка
прятать свой мир
в истрёпанный старый блокнот.

01:28 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
комкайте слова не надо громких заявлений

14:01 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
обязательно солнце раскроет свои глаза во мне
я так долго ждал, но неожиданнен сам момент.
выщекачивая внутренности пролетает время как стрекоза
я верю в то, что знаю, что солнце раскроет во мне глаза

приоткрывающихся свинцовых век занавес
спал и брызжет света залп
но не "в" а "из",
но его вам надо ли?
вот, нечаянно надавили, теперь болит.

хотите я побуду вашим фонарём,
если не хотели чтоб я был человеком,
когда умрём мне светить вам, а не вам мне
купив в кассе билеты
в рай не просто на эскалаторе,
а гордо на диване верхом,
джэк, дай лапу, блин
этот город сер и греховен.

бегу со скоростью света при скорости ног,
озираясь вокруг, как загнанный волк на красное
и видимо не напрасно сковывают круговой порукой народ
ежечасные, как тычки в бок
и сиюминутные гротескные гримасы.
спит толпа,
но наряд напоказ
накрасим новое лицо новых господ,
маска времени нам под зад наподдаст
день за днём,
за годом год,
колесом

солнцеворот.

но пока инкогнито,
а внутри теплое.
живое,но не моё, не от светила
и мало так, и так глубоко,
практически кончилось топливо.
-а может быть испепелилось?-
еще миг
и стемнеет внутри
так хоть бы на миг нам хватило
жаль, что уже не спасти
целый мир
добровольно закладывающегося в могилу.

так таял в толпе еле живых,
но и без меня для меня есть же выход,
есть же выбор,
но солнце сушит мой мозг
необходимо просто
заткнуть собой дыру.
выхлоп.
вот бы вышло не выгорев дотла дойти,
но не выгорев дотла не дойти.

я вывернув выбросил пробки вдруг.
глубоко закопал фитиль.



ненадолго мне стало легче.

13:38 

Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
у павлика морозова опять снесло крышняк

пыльный мешок нищего мертвеца

главная