Всё Пиздато
Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
глазированный сырок.

люди, как глазированные сырки,
снаружи нормальные, внутри мудаки,
как в мусорный бак насобирают в себя ерунды
а потом спрашивают

-почему в благие намеренья не веришь ты?
разве у тебя нет мечты?

в ожидающе распахнутые рты
хочется харкнуть,
сказать - весь ваш мир муть,
если таки как я в нём живут,
лучше дать волю ножу,
но жуть как страшно проснуться в аду,

там тепло, ну а тут?
а тут первый день зимы,
и мы как лакомство одеты в глазурь
видим у чужих соринку в глазу
у себя в глазах видим лишь грусть,
что-то менять?
изменится само как нибудь,

так и ходим в пуховиках,
предпочитаем журавля в небе
синице в руках,
срубаем секунды, кладём их в стол
ищем зла исток,
пакуем мысли в листок,
и может быть и будет толк
когда поймём, что мы лишь сырки
залезли в свои упакованные мирки
и тихо тухнем,
живём и умираем в основном тупо,

никчёмны даже академики,
чего уж брать в расчёт нас, быдло,
полдня двадцать первого века пока не видно
и все мы этого преступления подельники,
поделим мир на страны давай,
введём визы, пошлины и паспорта,
перениначим глас господа во времена холокоста,
ведь это так просто прыгнуть выше головы
когда головы на полу,

скажите, а правда вы
паук?

да,
но даже паук - сырок,
его кругозор широк,
для этого есть целый восемь глаз,
не то что у нас,
и это вводит в экстаз круче чем экстази с МДМА
я как то понял что внутри мы полны дерьма,
хоть упакованы в целом красиво,

в долге - пассивны,
в чести - плаксивы,
в жизни - массивны, как горный хребет,
которого нет,
жаждем ждать второго пришествия иисуса,
впадаем в искусы,

а сырок то хоть вкусен!
значит он и есть наш мессия,
белый внутри, снаружи чёрен как негр,
вот он - революционер,
а мы сволота,
всё просто - если смешать бочку мёда и бочку говна
получится несъедобная и до ужаса гадкая ерунда.

это конечно ко всем не относится
блаженны те, у кого переносица в мозг переносится,

так быстро наш жизненный путь окончен
мы как жили так и померли нелепо очень.