21:59 

Всё Пиздато
Кто может мне возразить? А может большего и не надо, чем написать свой стих лицом и наждачной бумагой?
Всё Пиздато - стрелок.

"я целюсь не рукою.
тот, кто целится рукою забыл лицо своего отца.
я целюсь глазом.

я стреляю не рукою.
тот, кто стреляет рукою забыл лицо своего отца.
я стреляю рассудком.

я убиваю не выстрелом из револьвера.
тот, кто выстрелом убивает забыл лицо своего отца.
я убиваю сердцем." (с) с.кинг


как небо вылинявшее глаза твои светло синие
не рожденный никогда
Роланд из Гилеада.
я говорю спасибо тебе.

___глаза
сколько с тех пор утекло воды
сколько материнского молока
только мир не станет снова молодым
и не засмеются облака,
если силу плотью обласкав,
дать улыбке вылиться в оскал,
обезумев в душащих песках
продолжать искать.

и так сотни лет
каждый сам по своему отвергнут
только лишь писать следами на песке
историю своих побед.
историю своих проблем.
историю своих смертей.

просто уже
не светят звезды нам
и ехидно смеётся луна.
этот мир сдвинулся,
значит,
сошёл с ума.

вокруг разлегся сломанный мир
вокруг кроме пыли смог и мгла
бес-трава, да редкий ковыль
и непрекращающаяся игра в солдат.
дробь барабанов стихнет к утру,
значит снова давить подошвы сапог
и грубый рассвет закатом угрюм
так, что даже болтун-ветер смолк
забыв на место передвинуть облака,

засуха, сэй, и правду, как бы горька
не была, нельзя необоснованно отрицать.
засуха, (грязная) каммала кам
правит в людских сердцах.

поэтому плоской пустыни стол
стал мне почти как дом
и я там,
и мой долг
не часто брызгать свинцом.
не часто рвать на куски
тех,
кто вёл ко мне
безысходность желтых пустынь
и красноцветных камней.

.и мой долг
долог,
пылен как придорожный ковыль,
главное его не забыть.
-его невозможно забыть-

_____рассудок

вновь блеск песка гладь глаз ест
пустыня себя положив на скатерть
скал устало вздыхала пылью -

"еще один живой,
но скоро я влагу выпью
и зацвету, как встарь
раскрасившись в зелёные цвета.
пока лишь ждать."

а пыль давно не скрипит на зубах
скорее неотвратимо сдирает дёсны,
сплюнуть.слюни ли?
сохну - теперь вместо слёз пыль
сдохну?
а может ли сдохнуть мираж
под небом кристально беззвёздным?

-ждать-

на завтрак мясо ящерицы и песок.
сто миллионов шагов прямо на солнце
но упрямо идти вперёд,
оставляя заметаемые тут же следы
у меня есть долг.
и его невозможно забыть.
воспалённые веки пытались спасти
покрытые пыльной коркой глаза,
это бред,
этот мир.
гранью иллюзор
ности
явно за.

чтобы не сойти с ума начал разговаривать сам с собой
-ну здравствуй, последний
стрелок
последний
ковбой.
последний.
один.
давно твои руки в крови?
когда стал таким?
не забыл ли лицо своего отца,
пока мир спасал?
молчи.я и есть ты
и знаю столько слов перевёл на бинты
чтобы не кровоточить потом.
изнутри.
я осведомлён -
ты целишься рассудком,старый друг
но есть ли твой рассудок на яву?
то ли лицо ты помнишь стрелок?

то ли лицо?

-медленно звук вокруг смолк-

то ли лицо,
толи сон,
толи солнце,

пустыня.

и долг.

а тот?

эпилог?

-кто бы спросил сначала, а может и вовсе
я не хотел быть вашим героем?-
упиться бы небом по-детски, без спросу,
но

небо здесь тоже сухое.

шар, пылая надо мною с права на лево
еще один день утащил и еще пару раз еще
постепенно становилось огнеопасным полено тела
такое
подавленное,
но ни такое уже и ничьё.
-жизни не в счёт, Роланд.
это часть долга,
её стоит помнить-

её стоит помнить
еще сто лет c солнцем полночь
еще стонет волк-бриз
и кровоточит порез
где-то внутри -
это сочные, сонные мысли
плоть их рви, чтобы
жажду свою утолить,
чтобы затем, выстояв

-у-бить-

там, вдали
падали года,
а здесь вся масса лет - миг
и многие уж легли костьми -
шли.
высохли лишь
высок риск,
каммала кам.
и хочется звуки пить,
но вокруг тишь,
которая
вовсе не рокот дифирамб.
со временем песок пустыней скрыл
морщинистый лик древних гранитных плит,
со временем за затишьем последует взрыв -
не страшно убить,
когда сам убит.

еслиб в пустыне кто жил
он был бы напуган,
звуками якобы смеха,
раздавшимися в ночи
плавно перетекающей в утро,

-ну что, стрелок,
обмоем почин?-

вот так вдруг
стать тем, кого больше нет
и пусть ветер с песком выедают глаза
и года размягчают скелет
там, на пустоши вызревает побег,
набухает бутон зла
и кто прав как знать?
и казна души давно опустела,
так сквозь тело прорастает сознание
расширяясь до собственного предела.

смог и мгла моего сердца изнанка
казалось бы,
что может быть хуже?
только лишь тот человек кто смог из глаз
украдкой
сделать оружие.

просто никто не прав
и цена высока
и привычно грехами бордовеет закат
и бордовый ландшафт
и бредовый пожар потрясений,
но пока есть сила в ногах
и стучат молоточки в висках
надо
идти к цели.
даже если конец
всё навсегда обесценит.

______сердце.

вечно спать бы
но со временем скомкалась
ранее ровная простынь ландшафта
здравствуй, завтра,
теперь ты сегодня, но и это равновесие шатко
и скоро будет совсем поздно

осталось сделать последний шаг
и уже не убежать назад
не спрятаться в этом умирающем мире.
до мата остался шах
и как знать не мне ли тот мат,
но этот ад точно мне,
изнутри выгорают вены,
но снаружи я еще человек
низменный.

неизменный.

пусть впали глаза и щеки
-еще бы! ведь солнце тоже любит поесть-
ползущий по душащим пескам обреченный
долг меняет на крест.

_тук_
шум в груди утих
боль из груди ушла
а в голове вихрь
пыталась устроить душа.

Роланд, помедли,
чувствуешь, что уже не светят победным
синим цветом твоих глаз льды,
да разве тебе нужно идти?
обожди,
и над пустынями льются дожди,
а ты отдохнув
снова вклинишься в строй
постой,
последний стрелок, ПОСЛЕДНИЙ ГЕРОЙ.

-весь мир стал тюрьмой
и надо найти выход
и надо найти вход,
туда, куда зовёт долг,
я так устал,
погляди-ка, на мне прервётся мой род
стрелков больше нет,
и я скорее всего уже не стрелок,
поэтому должен сдохнуть,
поэтому я найду чернеющей башни твердь
лишь освободив свой дух.
наконец-то смогу умереть.
а пока в песках искать тоску
кто не дарит себя всем, тот скуп
и значит не нужен в этих местах.
моя совесть будет чиста
и как сталь ночь разрежет рассвет
во веки веков,

смолкнут песни богов о том
как сталь у виска
необдуманно стали люди искать
и найдя там, внутри
огромное горячее средце
не сели от его огня греться,

а ушли дикимм путями пустынь,

ради них,
в дождливое время,
сковзь песок рвутся в сухое небо
некрасивые колючки-цветы,

но в основном
также рыж песчаный стол
и всё также трудно идти
человеку,
который никуда не пришёл.

URL
   

пыльный мешок нищего мертвеца

главная